Слон и Туман

Орфография

Люблю, когда кто-нибудь, прочтя пост, заявляет в комментах:
- Хорошо пишите!
А я немедленно в ответ:
- Вы тоже хорошо пишите!
А он мне:
- Спасибо!
А я ему:
- Не за что.

И сразу как-то тепло на душе.
Слон и Туман

Ночь, ветер и снег

Плавает луна в чёрном колодце,
Куда заглядывать нужно только ночью
Иначе не удержишься среди дневной зыби,
Рухнешь и не выплывешь.
Зачерпни оттуда украдкой, пусть не увидит никто

Так говорили ему отец и мать, когда он спрашивал
Откуда берётся печаль, и отчего она безысходна
И, казалось, они смеются, зачем же черпать ещё,
Когда впору продавать избыток
Но после, утомлённый полуденным маревом,
Он и сам торопливо оборачивался в чёрную шкуру ночи,
Развешанную на остриях звёзд,
Перед тем, как заснуть

И пройдя через города и песок
Дальше, на север, он нашёл там ветер и снег
Кроме привычной лунной бездны,
И тогда уже подумал, что знает о жизни всё,
И жаль только, нельзя никому рассказать,
Потому что те, кто рядом, знают и так

А прочие — не поймут
Слон и Туман

Луна

Луна на грани полнолуния,
А в ней свернувшейся ракушкой
Спит лето.

Прячется от морозов,
Посматривает вполглаза на обледенелую глазурь крыш,
Бормочет пухлыми губами:
— Не время ещё.

И кошки у замёрзших окон
Тоже сворачиваются и спят, урча,
Словно в каждой крошечная пантера пробует свой голос.
Что им снится — никто не знает.

— Кем лучше быть — летом или кошкой? — думает луна. —
Их все любят. Или, может, лучше — облаками?
Лежать на плече у ветра.
Парить, истончаясь и клубясь.

А ветер, глядя на иссиня-чёрное небо, решает непременно стать мастером каллиграфии, ведь не зря здесь вся эта тушь, и надо лишь найти, что в неё обмакнуть.
Слон и Туман

Истоки

Небольшая стилизация под одесский говор (одесский диалект русского языка?).

* * *

Что я имею сказать на этот праздник жизни, который называется Одесса.

Одесса - город юный и прекрасный, но, одновременно, древний.
А кто её основал?
Основал её, конечно, Одиссей, и об этом догадается всякий, кто умеет складывать буквы в слова, а кто не умеет, пусть идёт на свежий воздух и дышит носом для поддержания физического здоровья, потому что умственное ему не грозит.

А что мы таки знаем за Одиссея?
Мы знаем то же, что его жена Пеня.
А Пене было что сказать.
- Одя! - говорила она, пытаясь побледнеть румяными от гнева щеками. - Тебя не было дома двадцать лет, и ты ждёшь радостных поцелуев?! Я не спрашиваю, где твоя совесть, потому шо мама запрещала мне делать схоластику при мужчинах. Но где твой здравый смысл?
Collapse )
Слон и Туман

Гиппопотам, пронырливый и ловкий

Как говорится, когда б вы знали, из какого сора...
Неожиданно сочинил стихотворение, вдохновившись строками Корнея Чуковского "Ox, нелёгкая это работа -//Из болота тащить бегемота!".
Получилось вот что.
Collapse )
Слон и Туман

Виноград. Глава четвёртая

За длинным столом сидели хорошо одетые люди самого разного возраста. Перед каждым лежала папка с бумагами, некоторые из сидящих листали их, другие смотрели в планшеты и ноутбуки, видимо, изучая электронную версию документов.

— Кто нам всё разъяснит? — пожилой дородный мужчина с редкими волосами, расчёсанными на пробор, оглядел присутствующих. Дама лет пятидесяти с многоэтажной причёской поджала губы и покачала головой — мол, не знаю.
— Антонина Георгиевна пришла! — объявил собравшимся человек, только что говоривший по телефону: он, видимо, играл здесь роль распорядителя. — Она всё раскопала — ей и объяснять.

Перед обеспокоенными слушателями появилась девушка, стройная, с чуть вздёрнутым носиком, в приличном деловом костюме.
— Хочу вам представить нашу спасительницу, Антонину Георгиевну Зоркальцеву, — распорядитель говорил нарочито громко. Разговоры стихли.
— Мы ждали кого-то помонументальнее, — произнесла дама с причёской, разглядывая Тоню.
Та кивнула ей с огорчённым видом:
— Я подруге сигарет как-то пыталась купить, у меня паспорт спросили.
Дородный мужчина доброжелательно рассмеялся. Остальные молчали и ждали.
Collapse )
Слон и Туман

Виноград. Глава третья

У дома стояли автомобили полиции и скорой помощи. Даня в наброшенном на плечи полушубке разговаривал с человеком в форме.

— Что случилось? — спросила подбежавшая Тоня.
— Разбираемся, — ответил человек в форме. — Вы тоже в этой квартире зарегистрированы? Паспорт у вас с собой?
Тоня показала паспорт, полицейский что-то себе записал и отошёл.

— Данька! — сказала Тоня. — Что тут за фигня?
Даня немедленно её обнял:
— Я соскучился. А тут — приключения!
Collapse )
Слон и Туман

Виноград. Глава вторая

Пару дней спустя, вечером после работы Тоня выскочила на улицу и побежала к машине. Здесь и правда холодно и одиноко, думала она. Прав был Данька. Он уже и дома, наверное. Не звонит, хочет сделать сюрприз.

Всё же здорово, когда о тебе кто-то помнит — даже если его и рядом нет. Просто не забывает, беспокоится.

В её сумочке запел телефон. Думал о Тоне не только муж: ей звонил Соколов — начальник юротдела. Соколов был интересный — во всех смыслах. Молодой, умный, амбициозный, привлекательный, очень классный юрист. Не наглый — уместно сдержанный такой.

И нравился он ей не только как коллега. И не только как начальник. Тоня поняла это, когда почувствовала, что не хочет рассказывать Дане про Соколова. То есть совсем, даже упоминать.
Collapse )